Библиотека Гостевой пост

Т.Шкапенко, Ф. Хюбнер. Русский «тусовочный» как иностранный

Несмотря на то, что название книги в сочетании с обложкой производит сомнительное впечатление, после её прочтения лингвист во мне остался доволен. Как говорил мой учитель литературы, «мягкой лапкой по сердцу», — именно так и я могу охарактеризовать впечатление, которое производит эта книга. Особенно радуют родные термины типа лексемы, диминутивы, аугментативы и тому подобные.
Итак, по порядку. В книге представлен анализ большого количества лексики, которая считалась новой в конце девяностых/начале двухтысячных. Авторы Татьяна Шкапенко и Фридрих Хюбнер не делят книгу на главы; вместо этого она поделена на «Занятия», к которым предлагаются ключи. Также в книге есть словарь-комментарий трудных слов и выражений, толковый словарь новой лексики, а также русско-немецкий словарь новой лексики. Каждое занятие состоит из текста, посвященного тематике, нескольких примеров из прессы и высказываний известных людей. Каждое «занятие» заканчивается упражнениями, анекдотами и вопросами для обсуждения, а также рубрикой «Оттянемся, друзья!». Например:

Упражнение 2.1. Прокомментируйте способы межъязыковой игры: пьянству – бой, проституции – герл! 

Упражнение 1.7. Выберите адекватное значение деривата: мочиловка – а) сильный дождь, б) драка, в) русская баня.

Авторы сами являются активными участниками описываемых в книге процессов. Выражается это в описании текущей политической ситуации, например: «пиаровские потехи» и «политическая неандертальность» (стр.54). Некоторые процессы, происходящие в современном русском языке, авторы называют «появлением новых речевых нелегалов» (стр.31).

Авторы оценивают происходившие и происходящие процессы в русском языке. Вашему вниманию ряд цитат:

«Могучий» и некогда «свободный» русский язык захлестнула сегодня волна иностранных слов. Порой уже кажется, что не продохнуть от всех этих «менеджментов, маркетингов, шопингов и оффшорингов». Причем всю эту импортную лавину никак не назовешь стеснительным и робким – заимствования. Нет, это уже не заимствования, это, без сомнения, вызванная нашим поражением в холодной войне языковая экспансия, или же, иначе говоря, наглый и неудержимый лингвистический рэкет»
(стр. 81).

«Активная криминализация страны ведет к полному отмиранию художественной литературы и замене ее суррогатными текстами. Так же как нормативный русский язык вытесняется ненормативной и суррогатной лексикой»
(стр. 75)

«Особое «знаковое», звучание приобрели сегодня в русском языке признаки глобализации есоразмерная темпам российского развития амортизация аффиксов типа: мета-, -гема, -кратия, архи-, квази-, макро-. И при этом ни одного деривативного свидетельства интереса к маленьким мира сего: мини-, микро-, зеро-»
(стр.104).

Вы можете согласиться с таким описанием происходящего/происходившего, а можете предложить свои варианты. Но прочесть эту книгу я всё равно советую. Лично я до прочтения не обращала внимания на реальное количество заимствований, появившихся в русском языке после распада СССР. Зато знаю многих противников чрезмерного использования англицизмов. А что происходит с языком сейчас? Может быть, обсудим в комментариях?

Татьяна Шкапенко, Фридрих Хюбнер. Русский «тусовочный» как иностранный
ФГУИПП Янтарный сказ. Калининград, 2003
ISBN 5-7406-0601-2

Kseniia
Лингвист, переводчик, учитель немецкого и английского, работаю языковым ассистентом на родине Моцарта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *